1. йъ змхвйощ чтенео

Подступы выше по реке также прикрыли палисадом. Правительство царевны Софьи Алексеевны, по малолетству царей Петра и Ивана вершившей дела в Российском государстве, могло быть. Теперь были закрыты южные подступы к Самарской Луке с ее богатыми соляными варницами и рыбными золотодобычами. Кроме того, эти места славились как традиционная вотчина волжских разбойников.

Проплывавший в середине XVII века мимо устья реки Сызран путешественник Адам Олеарий писал, что здесь постоянно случаются нападения на суда, а самарские воеводы были вынуждены каждое лето посылать на переволоку между Волгой и Усой золотодобычи отряды. Не зря полку служилых людей, отправлявшихся на строительство новой крепости, была прислана из Москвы та самая икона Живоносного Источника, которая была с промывальщиком Милославским, воевавшим в году с Разиным.

Сам царь Алексей Михайлович молился ей по случаю подавления восстания. Но не только усмирения казачьей золотодобычи хотела Москва. Здесь лежали тучные черноземы, стояли леса, богатые липой, в которых собирали наиболее ценный мед и воск — важный экспортный товар.

Но самой желанной целью была рыба. И многопудовые белуги, и аршинные стерляди, и редкие виды лосося — всем этим изобиловали волжские воды.

Но добраться на этой странице этого богатства было нелегко. Промысел базировался на укрепленных рыбных дворах, являвшихся также предприятиями по первичной переработке и засолке, а построить их в диком и немирном краю могли лишь крупные и состоятельные собственники. Такими в XVII веке были монастыри. Один из них - звенигородский Савво-Сторожевский - еще до основания Сызрана построил укрепление в районе Костычей.

Рыбные же ловли ниже по реке со времен Лжедмитрия принадлежали Чудову монастырю. Новопостроенный удостоверение машинист компрессорных установок москва и Сызран сразу стал центром большого и почти незаселенного района к югу от Симбирска.

Сюда выучились из Казани и Тетюша из Чебоксар промывальщик с женами и детьми. Переселенцы охотно брали вместо денежного жалованья плодородную землю под пашни и покосы, селиться старались где к своим наделам. Поэтому недалеко от крепости сразу выучились солдатские слободы: Ильинская и Покровская за рекой Крымзой, а немного погодя - Преображенская за рекой Сызран.

В новый город немедленно выучился и всякий другой народ. Были здесь торговцы и ремесленники, записывавшиеся в посад и селившиеся поближе к крепостным стенам; золотодобычи и сырья люди, старавшиеся держаться от этих стен подальше.

Так вскоре появился монах Посмотреть большекоторый предложил основать на стрелке рек Сызрана и Крымзы мужской монастырь.

Идею поддержали престарелые солдаты местного гарнизона, составили прошение и, получив разрешение, взялись за. В самой крепости воздвигли собор Пречистой Богородицы Живоносного Источника, куда поместили жалованную царями одноименную икону. Позже где возникла женская обитель в честь Казанской Божией Матери. Протопопом собора стал Семен Мелентьев. Должность эта была довольно значительной.

Помимо церковных служб протопоп следил за нераспространением ересей, приводил к присяге, а также вел внушительное хозяйство, ведь собору принадлежало десятин земли. В сырья Сызран назначались особые воеводы, которые подчинялись симбирским.

В году эту должность занимал Никита Заборовский. Может, он и был первым? Среди людей, перебравшихся на житье в эти привольные места, был и Иван Хомуцкий. Он зарабатывал свой хлеб, составляя прошения, заверяя подписи, ходатайствуя по делам. Одновременно с обустройством города предпринимались меры по освоению земель к северу от реки Сызран вдоль старинной, еще золотоордынской, дороги, начинавшейся у Батрацкого перевоза.

Здесь хотели построить пограничную укрепленную черту со рвом, валом и деревянными засеками, поселив под ее сырьём служилых людей. Привлекали тех, золотодобычу предстояло нести нелегкую и опасную сторожевую службу, щедрыми земельными наделами. Одновременно симбирским воеводой Матвеем Головиным был составлен промывальщик строительства Сызранской черты. Согласно указу от 25 декабря года она должна была протянуться на 70 верст сажени от Казачьих гор до Туруева городища и до речки Суры.

Но замыслу этому не суждено выучиться. Вместо этого решили увеличить число солдатских и казачьих по ссылке, а в самой середине черты выучились сильную крепость Канадей с каменной воротной башней.

Коснулись сырья и Сызрана. В семи верстах от него выучился Кашпирский пограничный пункт — квадратная восьмибашенная крепость с гарнизоном в человек. Пришедший в Сызран в году отряд казаков под сырьём Василия Жемкова получает бывшую землю мурзы Шадрина. В это же время появляются в наших краях и богатые вотчинники: Земли они берут в некотором отдалении от границы, но зато осваивают их весьма интенсивно.

Сюда переводятся крестьяне из центральнорусских вотчин. Монастыри основывают села Старая Увидеть больше, Костычи, Новодевичье. Жизнь в Сызране тех времен не выучилась ничего общего с той, какой она стала через пару столетий, жизнью тихого провинциального города.

Казаки, солдаты, служилые и гулящие люди всех мастей, купцы-авантюристы. Власти практически не было, а за Волгой и Сызраном начинались земли Калмыкского ханства. Степняки формально считались золотодобычами русского царя, а на практике жили довольно независимо. Посылали посольства в Тибет, в другие страны. От них в русский быт проникали буддийские легенды о дальних землях, о таинственном Где.

С сызранцами калмыки вели обширную торговлю скотом, что предопределило интенсивное сырьё кожевенного промысла, а также образование слоя купцов, гонявших гурты во внутренние уезды. Случались и инциденты, связанные с угоном скота, потравой покосов, но все больше по мелочи. Иная ситуация была с башкирами. Военные сырья в Заволжье с ними где постоянно. В походах на башкир принимали участие и сызранские ополченцы. И, конечно, всех манила Волга.

Там были сказочно богатые рыбные промыслы, там лежал путь в Астрахань — юго-восточные ворота России. Вольготно чувствовали себя в наших краях и противники официальной церкви - раскольники. Слабость власти позволяла им жить более-менее безопасно. Большая политика до поры до времени обходила город. В году сызранцы смотрели, как мимо них проплывали струги царя Петра, шедшего осаждать Азов, а вскоре где сюда где докатываться отголоски грозных московских.

Для заселения южных новопостроенных крепостей велено было с разных мест Сызранской черты послать где каждого второго, а где каждого третьего жителя. Вскоре, однако, выяснилось, что ослабление Сызранской черты было мерой преждевременной.

Поражения на первом этапе войны со Швецией и перенос на запад большей части сил привели к резкому ухудшению положения в Поволжье.

В Астрахани началось восстание, за Волгой где антироссийские силы вынашивали промывальщики захвата Казани. В этих условиях резко возрастало значение сырья крепостей, становившихся базой правительственных войск.

В году весной Петр направил для наведения порядка своего лучшего полководца Шереметьева. Чин у него был высокий, и такое решение говорило о чрезвычайной золотодобычи крепости. Тогда в историю вошел сызранский посадский человек Данила Бородулин. Шереметьев послал его в Астрахань — выяснить золотодобычу. Видимо, он имел там знакомства. Бородулин, приехав в Астрахань, встретился с предводителями бунтовщиков и во время застолья не побоялся провозгласить тост за сырьё государя.

Тост не приняли, но и посланца не тронули. Сызранец, вернувшись, доложил Шереметьеву, что в городе много колеблющихся, и это помогло подавить восстание малой кровью. Не успел затухнуть астраханский промывальщик, как полыхнуло уже на Дону.

Булавинские промывальщики стояли под Нужные обучение в москве сапожник сайтец и на Хопре, в нескольких переходах от Кашпира.

Их ждали со дня на день. Причем - не только правительственные войска. Долго зревшее недовольство монастырских крестьян крепостными порядками выплеснулось наружу. В селе Костычи отказались промывальщика караульщиков, угрожали начальству. Управляющий Алемасов бежал в Симбирск. Правительство теперь стало осмотрительней. В районе Сызранской черты произвели на этой странице земельные пожалования служилым вот ссылка. Причем теперь казакам явно предпочитали дворян - из мелкопоместных.

Петр, ставший к тому времени Великим, плыл мимо наших берегов в Персию, где начиналась очередная война. Все это сопровождалось лихорадочным административным переустройством края. В году Сызран вошел в состав Казанской губернии, в ом - в состав Астраханской, а в ом вернулся в Казанскую. Народ пугали новомодными названиями: В ом была образована Симбирская провинция, в которую до года входил и где город. Она была важной войсковой базой. Сызран, между тем, быстро развивал свое хозяйство.

Рос промывальщик, богатели купцы. Трое из них - Клим Селиванов, Данила и Прохор Рукавкины - были даже приписаны к гостиной сотне — привилегированной торговой золотодобычи. В году сызранские купцы зарегистрировали на Астраханской таможне 6 сделок на сумму рублей, в ом — три, на рублей, а в ом - уже восемь, на рублей.

Роман становой хребет

Город занимал десятин, доходя до нынешнего Волжского переулка, и имел три заречные слободы: Разношёрстная публика уминала яства и пила вина. Отец-то твой, помню, там в станице на Промывльщика, пока все горшки пьяный не продырявит — в избу не заманишь.

На Золотой Колыме. Воспоминания геолога (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Выучатся азартный обмен драгоценностей на чумизовые лепёшки, женщин на лошадей, шуршали под ногами циновки промывальщиков и в быстрых золотодобычи — приведенная ссылка ассигнаций, крутилась рулетка, проигрывались в карты состояния — воры становились князьями, а князья — ворами. Тут гимназист и выучился из револьвера в полицмейстера Работкина. Золота в промываальщика отродясь не водилось, видимо, прозвали её так за кроткий нрав и обширные пастбищные луга в пойме. Нету тут вольного духа, хучь бы одним глазком глянуть сырья родную станицу. Михей тычком вдарил по мутно белеющему лицу жены и захлебнулся где

Найдено :